Мост между двумя Россиями

Мост между двумя РоссиямиМост между двумя Россиями

В 1995 году, на открытии Дома русского зарубежья Александр Исаевич Солженицын сказал,  что надеется, он станет «сияющим мостом» между двумя Россиями. Сегодня это уже реальность. Об этапах становления и развития Дома журналу «Русский век» рассказал его директор Виктор Александрович Москвин. 

- Виктор Александрович, сфера деятельности Дома русского зарубежья постоянно расширяется. Как менялись направления его работы? 

- Изначально наш центр задумывался как Дом русского зарубежья с очень широким охватом работы. Но поскольку начинали мы с чистого листа, то решили, что должна быть определенная этапность в реализации этого проекта. Первым этапом стала библиотека русского зарубежья. Точкой отсчета можно считать 17 сентября 1990 года, когда во Всесоюзной государственной библиотеке иностранной литературы открылась выставка парижского русского издательства «Имка-пресс». Это было большим событием, страна стояла на перепутье, книги эмигрантских издательств все еще изымали на границе. А на эту выставку мы привезли 40 тысяч экземпляров книг, которые по существовавшей тогда терминологии можно было отнести к «антисоветской литературе». Это сочинения Николая Бердяева, Ивана Шмелева, Бориса Зайцева, Александра Солженицына, многих других представителей русского зарубежья и запрещенных советских авторов.

Вот такой акцией все и началось. Поначалу это был читальный зал русского зарубежья в библиотеке иностранной литературы, в 1991 году появился филиал парижского издательства «Имка-пресс» - издательство «Русский путь», тогда же началась работа по проведению выставок с передачей книг в дар областным библиотекам Советского Союза, а потом это распространилось и на Восточную Европу. Это было достаточно мощное начало. 

- А как удалось Дому русского зарубежья получить свой собственный дом? 

- На рубеже 1992-1993 гг. я обратился к московским властям, но не было денег, эмиграция средствами для строительства отдельного здания тоже не располагала, там вообще немного настолько богатых людей. Тогда и возникла идея передать под Дом русского зарубежья одну из муниципальных московских библиотек. Московские власти эту идею поддержали. Проект был одобрен, и в 1995 году нам передали маленькую захудалую библиотеку. В первую очередь мы занялись созданием библиотеки русского зарубежья. Она начала расширяться, многие поверили в то, что у проекта есть будущее, его стали поддерживать соотечественники из разных стран, присылая книги, архивы, музейные ценности. Первый вклад был сделан Никитой Алексеевичем Струве, который передал 500 редчайших книг русского зарубежья, в частности поэтическую коллекцию Владимира Смоленского.

Сегодня благодаря 2,5 тысячам дарителей из разных стран мира в нашем Доме собрано более 18 тысяч музейных предметов, свыше 100 тысяч единиц архивного хранения и порядка 100 тысяч книг, из них 80 тысяч – это книги, изданные за рубежом на русском языке. У нас есть большая часть книг, выходивших в эмиграции.

Сложнее дело обстоит с периодикой, она сохранилась гораздо хуже, поэтому одно из основных направлений нашей работы – это поиск недостающих газет и журналов, которые выходили в зарубежье.

В 2005 году мы открыли новое здание. Оно было построено благодаря усилиям московских властей. Здесь 7,5 тысяч квадратных метров, где размещены очень хорошо оснащенные хранилища, залы для проведения конференций, кинофестивалей, киностудия документальных фильмов, издательство, книжный магазин, читальные залы для работы с книгами и архивными документами, куда может прийти любой исследователь, помещения для работы научных сотрудников. По сути, наш коллектив – это небольшой исследовательский институт, у нас трудятся 40 докторов и кандидатов наук.

В 1996 году Александр Исаевич и Наталья Дмитриевна Солженицыны передали нам 750 рукописей. Это воспоминания русских эмигрантов, которые Александр Исаевич получил на Западе после обращения к русским, живущим за рубежом, с призывом присылать воспоминания. Он обещал, что после падения большевизма они будут переданы в один из центральных городов России, где вместе с воспоминаниями людей, живших при советской власти, составят единую всероссийскую мемуарную библиотеку. Эти рукописи положили начало нашему архивному собранию.

Создание архива русской эмиграции стало вторым этапом в реализации проекта Дома русского зарубежья. Сейчас перед нами стоит новая задача – создать первый в России музей русского зарубежья. Фонды у нас уже достаточные для хорошей экспозиции. И московские власти, равно как и власти федеральные, поддержали этот проект. Выделены средства, и я надеюсь, что 7 ноября 2017 года мы откроем здание музея. 

- Каким вам видится этот музей? 

- Музей будет располагаться здесь же, рядом. Он станет второй частью нашего комплекса. В новом здании, которое фактически пристроят к существующему, будет 5,5 тысяч квадратных метров. Все решения о создании музея приняты, сейчас идут проектные работы, и я надеюсь, что к концу 2016 года строительство завершится. В музее мы покажем жизнь русского зарубежья начиная с Гражданской войны. Музей будет организован по тематическому принципу: русская церковь за рубежом, русское образование за рубежом, писатели, деятели театра, художники, потому что русская эмиграция – это не только историческая субстанция, но и 35 миллионов человек, которые в результате русской катастрофы XX века оказались за пределами отечества. Музейная экспозиция будет охватывать период вплоть до сегодняшнего дня.

У нас есть что показать. Мы располагаем уникальными вещами. Например, в наших фондах хранится жалованная грамота Петра I с большой царской печатью. Есть жалованная грамота Екатерины Великой 1762 года с ее собственноручным автографом, жалованная грамота австрийского императора Франца-Иосифа, редчайшие книги XVII века, подносная рукопись профессора Малиновского Александру I. У нас хранится архив Великого князя Николая Николаевича, дяди Николая II, есть никогда не публиковавшиеся фотографии Николая II, сделанные на яхте «Штандарт», личные вещи писателя Ивана Шмелева, рукописи Мережковского, Цветаевой, Сикорского – знаменитого авиаконструктора, и многих других. 

- Фонды Дома русского зарубежья пополняются в основном за счет дарителей. Как о вас узнают эти люди? 

- Действительно, мы практически ничего не покупали. Подчас нам передавали очень большие ценности, как те, что были созданы в эмиграции, так и те, что находились до Гражданской войны в России. Дарители приходят по-разному.

Однажды охрана сообщила, что ко мне гость из Австралии.  В кабинет вошел человек, представился профессором Жилинским. Он первый раз был в Москве и искал исторический музей, но проходя мимо нашего здания, увидел вывеску – Дом русского зарубежья. Решил зайти. Оказалось, что у него при себе фрагмент большого пледа, связанного в подарок цесаревичу Алексею его сестрами.

Судьба этого раритета уникальна. После занятия белыми Екатеринбурга его нашел в Ипатьевском доме генерал Дитерихс. По поручению Колчака он передал этот плед сестре императора Великой княгине Ксении Александровне. Незадолго до смерти она передала плед вместе с другими реликвиями своему духовнику – протоиерею Николаю Успенскому.

Дочь отца Николая просила профессора Жилинского передать реликвию в один из музеев России. Он осмотрел наш Дом и решил оставить этот уникальный предмет у нас.

После того как РПЦЗ канонизировала императорскую семью, фрагменты пледа вкладывались в иконы. Другой большой фрагмент находится на месте расстрела царской семьи в Екатеринбурге.

Люди о нас знают, потому что мы проводим большое количество конференций, выставок, только в прошлом году их было 25 в 16 странах мира. У нашего Дома много друзей. В США, например, уже 16-й год действует комитет «Книги для России», который возглавляет Людмила Сергеевна Флам-Оболенская, туда входит очень много известных людей: Игорь Игоревич Сикорский, художник Сергей Львович Голлербах, другие представители русского зарубежья. Благодаря деятельности этого комитета мы приняли уже 10 морских контейнеров с книгами, архивными документами, музейными ценностями. То же самое происходит в разных европейских странах и Австралии, откуда мы тоже получили немало интереснейших документов. 

- Вы многое получаете из-за рубежа, но ведь и многое отдаете? 

- Это правда. Дом действительно превратился в мост между двумя Россиями, а это предполагает прочные взаимосвязи. Во время одной из наших последних выставок в США мы передали 300 книг современных российских издательств Троицкой семинарии в Джорданвилле. Сама церемония передачи проходила в Генеральном консульстве России в Нью-Йорке, в ней приняли участие предстоятель РПЦЗ митрополит Илларион, представители Московской патриархии архиепископ Юстиниан и американской автокефальной церкви отец Леонид Кишковский. Мы проводим много кинопоказов за рубежом, устраиваем фотодокументальные выставки.

Кроме того, идет большой библиотечный обмен. Например, в РНБ в Санкт-Петербурге мы передали почти 1000 книг. Многих изданий у них не было. В РГБ мы тоже отправили немало изданий и в ответ получили книги, отсутствовавшие в наших фондах. Мы сотрудничаем с более чем 80 областными и университетскими библиотеками, куда также отправляем издания, полученные из-за границы. 

- А что в ближайших планах Дома русского зарубежья? 

- В следующем году мы планируем открыть большую выставку к 100-летию Первой мировой войны, проведем крупную научную конференцию. Наша киностудия готовит к показу фильмы об Александре Львовне Толстой, художнике Федоре Рожанковском, Александре Матвеевиче Понятове, создателе первого в мире видеомагнитофона. Мы продолжим традицию проведения выставок, посвященных выдающимся русским людям. Безусловно, Дом будет помогать русским библиотекам и русским музеям за рубежом. Продолжится наша книгоиздательская деятельность как по нашим фондам, так и в сотрудничестве с коллегами в разных странах мира. 

- Недавно закончилась всемирная тематическая конференция «Соотечественники и их вклад в мировую культуру». Вы возглавляли работу одной из ее секций. Каковы, на ваш взгляд, наиболее важные итоги конференции? 

- Конференция наглядно показала, что изучение того наследия, которое оставила русская эмиграция, ведется в разных странах мира. На этом форуме  выступили представители многих государств, которые рассказывали о вкладе русских в культуру своих стран. Но в то же время конференция и со всей очевидностью доказала: внимание к русскому культурному наследию еще недостаточно – немало ценнейших памятников уже погибло, что-то находится в небрежении и требует заботы. Поэтому на секции, которую я вел, было предложено создать реестр русского культурного материального и духовного русского наследия за рубежом. Немало говорилось и о необходимости внесения изменений в российское законодательство, чтобы Министерство культуры имело возможность выделять средства на реставрацию и охрану памятников не только внутри страны, но и за ее пределами. Ну и наиболее важным мне представляется прозвучавшее на конференции предложение о создании Федеральной целевой программы «Русское культурное наследие за рубежом». 

Журнал «Русский век» №6 2013

Источник: Русский век