Вне закона: Россотрудничество - дальнейшая судьба неясна?

Недавний уход с поста зам руководителя Россотрудничества Георгия Мурадова (с 2011 года он занимал данную должность, до этого руководил Департаментом внешнеэкономических и международных связей Москвы) стал ярким проявлением системного кризиса в этом ведомстве. Как опытный аппаратный боец, судя по всему, Мурадов решил не идти ко дну вместе все со все более критикуемым Федеральным агентством по делам СНГ и соотечественников.

 

Все чаще в экспертном сообществе звучит вопрос: какую нишу занимает Россотрудничество и оправданы ли немалые бюджетные расходы на его содержание?

Полный провал российской "мягкой силы" (точнее мифа о ней) на Украине (где собирались открывать еще несколько представительств сразу после государственного переворота) стали катализатором дискуссии о будущем этого ведомства.

Формально круг ответственности Федерального агентства весьма широк: от поддержки соотечественников и русского языка за рубежом до содействию международному развитию. Но как следует из самого названия Федерального агентства, приоритет его деятельности СНГ, точнее постсоветское пространство.

Безусловно, было бы несправедливо все системные просчеты в российской политике в "ближнем зарубежье" вещать только на Россотрудничество.

В конце концов, оно подведомственно МИД России, который и должен определять основные методы работы для продвижения российских интересов на постсоветском пространстве. Но Федеральное агентство имеет свое финансирование, немалую заграничную собственность и заграничный аппарат, на который уходит львиная доля всех расходов Россотрудничества. Так какова ниша Россотрудничества за рубежом, в первую очередь в СНГ?

Культурные связи, несомненно, - важная часть гуманитарной политики любого государства, но в России есть Министерство культуры, которое традиционно активно в своей зарубежной деятельности (зарубежные гастроли российских коллективов и исполнителей, выставки , недели и месячники культуры). Кроме того, в ряде российских посольств есть атташе по культуре. Как видно, роль Россотрудничества в организации культурных обменов никак нельзя назвать основной.

Продвижение российского образования, отбор студентов для обучения в РФ? Но и в этой нише Федеральное агентство самым тесным образом пересекается с Министерством образования и науки РФ. Основной поток студенческих обменов идет именно через структуры Минобрнауки, оно имеет свой департамент внешних связей и при необходимости может координировать свою деятельность как с посольствами РФ , так и с заинтересованными структурами и лицами за рубежом напрямую.

Продвижение русского языка? Пожалуй, эта сфера в которой советские культурные центры были традиционны сильны. Но сама технология преподавания русского языка как иностранного были серьезно утеряны в

системе Росзарубежцентра- Россотрудничества. Ради интереса можно поинтересоваться, сколько и каких методик преподавания русского языка как иностранного было разработано за последние годы сотрудниками Федерального агентства? Можно просить увеличения финансирования через ФЦП на продвижение русского языка за рубежом, но есть ли сейчас у Россотрудничества необходимые кадры в этой сфере? Как следствие -  количество людей, изучающий русский язык за рубежом, постоянно сокращается, как сокращается и количество квалифицированных преподавателей русского языка. (Для справки : в России с 2005 года действует также весьма непрозрачный, по оценке многих экспертов, фонд "Русский мир", основная задача которого и заключается в продвижении русского языка за рубежом. То есть и здесь налицо явное дублирование функций).

О результатах (точнее полном провале) бурной работы Россотрудничества и МИД с соотечественниками сказано уж так много, что это стало общим местом.

Стоит только снова задать один вопрос: сколько представительством Россотрудничества и посольством РФ было потрачено денег на функционирование руководящей организации соотечественников (КСОРС) на Украине и где сейчас эта "славная" организация и её руководители?

Россотрудничество создавалось в 2008 году именно как основной инструмент российской "мягкой силы", в этом была и есть ниша Федерального агентства.

Но каковы успехи Россотрудничества на этом, еще год назад крайне популярном направлении? К сожалению, никаких. Российское влияние на гражданские общества, экспертное сообщество, СМИ стран постсоветского пространства сокращается, как шагреневая кожа.

Конечно, Украина - наиболее яркий пример, но подобные процессы идут в и в других странах СНГ (даже в формально союзных РФ) с разной интенсивностью.

Возможно, такое положение вещей во многом не вина, а беда нынешнего руководства Федерального агентства. При прошлом руководителе Россотрудничевта Мухаметшине (сейчас бесславно завершающего своей посольский срок в стремительно евроинтегрирующейся Молдавии) - в порядке вещей были высказывания от его окружения , что "нам (Федеральному агентству ) не нужны аналитики, нам нужны исполнители". Возникает совершенно логичный вопрос - исполнители чего? Исполнители, исполняющие подручную работу по бурному освоению смет на заранее совершенно бесполезные мероприятия (типа фестиваля кухонь с стран СНГ или приему очередной высокопоставленной делегации из депутатов ГД и сенаторов)?

Но если все таки Федеральное агентство хочет продвигать российскую "мягкую силу" (о необходимости получения немалого финансирования под эти действительно нужные меры Россотрудничество заявляет с завидной периодичностью), то меры по разработке конкретного инструментария и реформированию системы загранпредставительств должны были быть приняты еще 2 года назад.

Возникает снова логичный вопрос: зачем сейчас Россотрудничество тратит основную часть бюджета на содержание загранаппарата (в чем отдача от этих трат для российской политики) , если работа сводится к написанию отчетов и закрытию финансовых схем и под какие РЕАЛЬНЫЕ программы Федеральное агентство хочет так упорно получить дополнительное финансирование?

Отсылки к тому, что руководство МИД не может точно определить конкретные направления деятельности Россотрудничества в сфере "мягкой силы" выглядят по меньшей мере странно.

Да, Федеральное агентство действительно подведомственно МИД России (хотя Россотрудничество СИСТЕМНО не хочет подчиняться ряду его нормативных актов - об этом будет сказано ниже), но по "Положению о Федеральном агентстве" и Указам Президента РФ у Россотрудничества с избытком полномочий для самостоятельного определения инструментария "мягкой силы".

То есть ситуация во многом абсурдная: есть постоянные заявки на получение финансирования инструментария российской "мягкой силы", но сами программы так и не представлены хотя бы и в общем виде. Вообще все возможные шаги по приданию деятельности Федерального агентства хоть какой-то осмысленности должны начинаться с неукоснительного возвращения Россотрудничества в рамки положений 79-ФЗ " О государственной гражданской службы в РФ".

Как представляется, cейчас Россотрудничество своеобразный "кадровый заповедник" для МИД России и как следствие в Федеральном агентстве не действуют даже квалификационные требования российского внешнеполитического ведомства по знанию иностранных языков и других специальных дисциплин, обязательные для всех сотрудников загранаппарата МИД России.

Ситуация парадоксальная - в паспорте у главы загранпредставительства Россотрудничества может быть указано "советник по культуре", но на деле  такой, с позволения сказать, советник может не знать профессионально (на уровне требований ВКИЯ МИД России) ни одного иностранного языка.

А ведь этот "советник" представляет гуманитарную политику РФ и он ОБЯЗАН свободно общаться на языке страны пребывания.

Назначение прямых родственников отдельных руководителей Россотрудничества в так называемые "курортные точки" - грубейшее нарушение положений того 79-ФЗ "О государственной гражданской службе в РФ". Но, судя по всему, замруководителя Россотрудничества Виктор Ратников и глава Административного управления Федерального агентства Сергей Круппо, ответственные за кадровую политику, пытаются поставить себя выше российского закона. Кстати, и Ратников , и Круппо - выходцы из системы "Росатома" - то есть не имели прямого отношения к российской внешней политике и тем более к "мягкой силе", но после почти синхронного ухода (непонятно, добровольного или нет) из системы ГК "Росатом" , внезапно стали заниматься весьма далекой от них тематикой российской гуманитарной политики.

Вообще сейчас легитимность всех заместителей руководителя Росссотрудничества вызывает большие вопросы: ни один заместитель , как того требует Указ Президента РФ от мая 2013 года, не назначен по представлению Министерства культуры, Министерства финансов или Минобрнауки РФ.

Судя по всему, весьма странное отношение Федерального агентства к нормам российского законодательства может стать как причиной комплексных проверок надзорных органов , так и судебных процессов.

Но все же базовый вопрос остается открытым - какое будущее у Россотрудничества? Сможет ли оно наконец- то предложить реальную программу "мягкой силы" (возможно , и весьма спорную , но все же программу) или окончательно станет бесполезным бюрократическим ведомством?

Источник: www.iarex.ru