Русские легионеры, защитившие Францию

Русские легионеры, защитившие ФранциюРусские легионеры, защитившие Францию

«Если Франция и не была стерта с карты Европы, то в первую очередь благодаря мужеству Русских солдат» - эти слова принадлежат французскому маршалу, командующему войсками Антанты и участнику подписания Компьенского перемирия Фердинанду Фошу. Они касаются не только действий русской армии на российско-германском фронте, но и героического участия солдат Русского экспедиционного корпуса в защите Франции в 1916 – 1918 годах.

Среди тех, кто воевал в Экспедиционном корпусе, был уроженец новороссийской Одессы, будущий Маршал и министр обороны Советского Союза Родион Малиновский.

Русский воинский контингент был направлен во Францию в обмен на поставки оружия. Изначально западные союзники просили об отправке 400 тысяч солдат и офицеров, английское правительство даже предлагало осуществить переброску этих сил за счет Великобритании. Однако в итоге, на западный фронт прибыли 4 особые пехотные бригады, сформированные в Москве и Самаре (около 45 тыс. человек). Первая бригада, в состав которой в качестве командира пулеметного расчета поступил Р. Малиновский, совершила долгий путь по железной дороге из Европейской части России через всю Сибирь. Бригада погрузилась на пароходы в порту Дальнем и после 56-дневного перехода через Тихий и Индийский океаны, Суэцкий канал и Средиземное море высадилась 26 апреля 1916 года в Марселе. Три остальные бригады позднее отправились во Францию через Мурманск.

К кандидатам в состав Экспедиционного корпуса предъявлялись довольно высокие требования: они должны быть грамотными, обязательно православными, иметь отличия по службе. Р. Малиновский к моменту зачисления в состав Первой бригады за бои в Восточной Пруссии был награжден Георгиевским крестом 4-й степени. Командир этой бригады, генерал-майор Николай Лохвицкий являлся кавалером ордена Святого Георгия IV степени.

Во Франции русские войска были встречены с восторгом. Путь следования русских частей был буквально усыпан цветами. Огромное впечатление на французов производил сопровождавший одну из рот медвежонок, приобретенный в Сибири во время следования эшелонов к Тихоокеанскому побережью.

Первая и третья русские бригады были направлены на фронт в Шампани; а вторая и четвертая – в Македонию на Салоникский фронт.

В боевые действия во Франции русские части включились в июне 1916 г. на участке фронта восточнее Реймса (от Мурмелона до села Обрива). С прибытием русских войск фронт заметно оживился. Немцам постоянно досаждали активные разведывательные вылазки русских. Противника особо беспокоили так называемые аванпосты – хорошо оборудованные передовые позиции, укрепленные для круговой обороны.

После очередного рейда русской разведки немцы предприняли наступление. Аванпост №2, на котором был установлен пулемет Р. Малиновского, был окружен. Выручила контратака пехотных рот из основных траншей и бесперебойный пулеметный огонь Малиновского, который заменил наводчика и стрелял до тех пор, пока не был контужен. За этот бой ефрейтор Р. Малиновский был награжден французской боевой наградой – бронзовым крестом с мечами.

Героической и в тоже время трагической страницей в истории Экспедиционного корпуса стало Энское сражение. В ходе этого первого крупного наступления на французском фронте весной 1917 года предполагалось прорвать очень мощные оборонительные сооружения немцев (возводились в течение трех лет) и вынудить Центральные державы принять мирные предложения союзников. Русские бригады успешно выполнили стоявшие перед ними задачи. В приказе по V Французской армии отмечалось, что Первая русская бригада «под энергичным командованием своего командира Генерала Лохвицкого блестяще овладевает всеми объектами атаки. Доведя свое усилие до конца, несмотря на тяжелые потери, … отразила все попытки врага отобрать обратно потерянный им участок».

Потери русских войск в Энском сражении были действительно велики. Убитыми и ранеными из строя выбыло 70 офицеров и 4 472 солдата. Однако геройские действия русских частей на небольшом участке фронта не смогли обеспечить общего успеха. Энское наступление союзников захлебнулось, за огромные потери со стороны войск Антанты оно часто называлось «бойня Нивеля» (по имени командующего этой операцией).

На волне Февральской революции среди солдат русских бригадах стали нарастать антивоенные настроения, сказывалось нежелание проливать кровь на чужой земле, возникли солдатские комитеты. Р. Малиновский был избран тогда председателем ротного комитета. Кто знает, как сложилась бы его судьба, если бы не ранение в руку, полученное им под фортом Бримон. В апреле 1917 года он вынужден был отправиться на длительное лечение, а Экспедиционный корпус охватили митинговые страсти: солдаты требовали отправки домой, отказывались присягать Временному правительству.

Бригады были отведены вглубь Франции, в департамент Крез. Главноначальствующему над русскими войсками во Франции генералу Заякевичу, назначенному Временным правительством, было поручено навести порядок в войсках. После трех месяцев уговоров последовал приказ о разоружении протестующих, но часть солдат отказались его выполнить и окопались в летнем лагере «Ля Куртин». После трех суток блокады и артобстрела они вынуждены были сдаться. В официальных документах сообщалось о 8 убитых и 44 раненых среди бунтовщиков и одном убитом и пяти раненых в сводном полку, подавлявшем волнения.

Зачинщики беспорядков были переданы французским властям и интернированы. Остальные разделены на «рабочие роты» и разбросаны по всей Франции. Вернувшийся с лечения Р. Малиновский оказался на каменоломных работах в Бельфоре.

В ноябре 1917 года прежним чинам Экспедиционного корпуса было предложено вступить во Французский иностранный легион или в Русский легион. Оба подразделения действовали совместно в составе Марокканской дивизии – прославленного соединения Французской армии. Оно использовалось исключительно во время атак для прорыва укрепленных позиций противника или для нанесения контрударов при вражеских прорывах.

Поскольку Русский легион создавался на трехбатальонной основе, для значительного числа офицеров бывших особых бригад должностей не нашлось. В связи с этим боевым офицерам приходилось разыгрывать должности по жребию.

7 марта 1918 года Первый батальон Русского легиона из 400 человек во главе с командиром легиона, полковником русской службы Готтуа выступил на фронт. Р. Малиновский был одним из первых добровольцев, вступивших в Русский Легион (в первом списке добровольцев, составленном в алфавитном порядке, он значился под № 203).

В конце апреля, когда над Парижем нависла угроза взятия немцами, столицу Франции спасла Марокканская дивизия, в составе которой отличились русские легионеры. Вот как оценил действия русских в битве под Амьеном командующий Марокканской дивизией генерал Доган: «В наиболее критический момент боя на горизонте появляется небольшая часть... Она смело бросается вперед между зуавами (элитные части легкой пехоты французских колониальных войск) и стрелками, со штыками, устремленными на неприятеля... Опасность им нипочем... Кто эти храбрецы? Это русские Марокканской дивизии! Слава им!»

Все офицеры Первого батальона Русского легиона были награждены Военным Крестом различных степеней, а само подразделение удостоилось у французов почетного наименования «Русский Легион Чести».

Однако, самые тяжелые испытания выпали на долю Русского легиона в сентябре 1918 года. 14 сентября в 5 часов утра, наступая в голове Марокканской дивизии, русский Легион Чести первым порвал «линию Гинденбурга». Первую линию укреплений русские забросали ручными гранатами, вторую взяли в стремительной штыковой схватке. Уже на третью, последнюю траншею противника, легион кинулся с могучим русским «Ура!», чем полностью ошарашил немцев - они попросту побросали оружие. Когда Легион начал подавать сигналы ракетами об успешном прорыве линии, французское командование сначала не поверило случившемуся.

В боях по прорыву «линии Гинденбурга» особо отличился солдат первого класса Р. Малиновский, который был награжден сразу двумя наградами: французским Военным крестом и Георгиевским крестом 3-й степени. Приказ о его награждении вторым Георгием был подписан генералом от инфантерии Д. Щербачёвым, назначенным адмиралом Колчаком военным представителем при союзных правительствах и союзном верховном командовании и наделенным правом награждать русских военных, находившихся за пределами России. Вот как описывается подвиг Р. Малиновского в «наградном» приказе: «В бою 14 сентября 1918 г. при прорыве «линии Гинденбурга» личным примером храбрости, командуя взводом пулеметов, увлек за собой людей, прорвался в промежутке между укрепленными гнездами противника, утвердился там с пулеметами, чем способствовал решительному успеху по овладении сильно укрепленной траншеи 3-й линии, «линии Гинденбурга».

После окончательной победы над Германией, легион участвовал в оккупации немецкой территории. На момент окончания боевых действий в его составе оставалось около 500 человек. Всего же за время Первой мировой войны через Русский и Иностранный легионы прошло 5242 русских.

В начале 1919 года Русский легион был расформирован. Большая часть его состава была направлена на усиление белых армий. К примеру, легионеры составили кадры Первого Кавказского стрелкового полка Кавказской дивизии армии Врангеля. Из офицеров Русского легиона в Белой армии сражались и погибли Г. Готтуа, Б. и П. Сурины, М. Иодан и др. Значительная часть солдат легиона пополнили Красную армию. Среди них был и Р. Малиновский. Многие легионеры остались во Франции, перешли на службу Иностранный французский легион.

Фотографии Русского экспедиционного корпуса хранятся в Российском государственном военном архиве

Источник: Русский век