Факт против «бомбы»

На форум гости из пятнадцати стран СНГ и Восточной Европы пришли пришибленными. В кулуарах только и было разговоров: «Вы вчера видели?» Накануне украинские телеканалы, свободно вещающие на Крым, разорвали несколько информационных бомб.

«Гитлер-освободитель»

Сначала канал «24» в интерпретации гастролирующего журналиста Савика Шустера объяснил, что в СССР никакого Дня Победы не было до конца шестидесятых годов. «Просто Брежневу нравилось получать медальки», и он придумал сначала героическую оборону Малой земли и Новороссийска, а потом, чтобы каждый год себя прославлять, ввёл праздник имени себя — День Победы.

Но если от утверждений Шустера и гостей его программы, претендующих на объективизм, становится неловко за их авторов (День Победы отмечался каждый год с 9 мая 1945 года, но, как и в Европе 8 мая, оставался рабочим днём до 1965 года, а в 1965-п параллельно с Европой стал днём отдыха. — Прим. авт.), то от перлов Першiго канала Украины — хоть стой, хоть падай.

Все новости в прайм-тайм 9–11 мая главный канал страны открывал «антифашистским и антитеррористическим митингом в Херсонщiне». Там главным ньюсмейкером стал Юрий Одарченко — губернатор Херсонской области, назначенный самопровозглашённой властью из Киева. Он заявил, что «пришло время говорить правду»: Гитлер, по его словам, пришёл на Украину, чтобы освободить её от «коммунистического ига» и помочь «отстоять свободу от тирана Сталина». Вот только телевизионная разница в подаче информационной бомбы шокирует не меньше, чем героизация Гитлера.

Киев о бредовом утверждении Одарченко, за которое в Германии, Италии и ещё ряде стран ЕС, куда так стремится украинская столица, можно сесть в тюрьму на срок до пяти лет, вещает как о факте истории. Просто транслируется живая картинка и митинг, мирно слушающий спикера. Всё. А российские телеканалы дают абсолютно противоположную и тоже живую картинку. Многотысячный митинг начинает скандировать: «Позор!» Молодая женщина с ребёнком на руках направляется к трибуне. Её не пускает охрана. Со второй попытки женщине удаётся вырвать и швырнуть на асфальт микрофон. Её блокируют. Ребёнок плачет. Спикер, которому услужливо вернули микрофон, снова начинает вещать, стараясь перекричать скандирующих «Позор!». Говоруна, нежелающего видеть происходящее, пытается остановить сначала ветеран Великой Отечественной войны с орденской планкой на груди, потом старушка в платочке, потом молодые участники митинга с флагами Победы и Украины. Но их всех охрана легко отсекает от «пана головы».

Фильтрация как «вдохновение»

Так кому верить? Чья картинка — правда? Ведь новая информационная война между Украиной и Россией не только переписывает устоявшиеся исторические факты и концепции, но и создаёт несколько версий новейшей истории Украины — 2014, которые пишутся её свидетелями на наших глазах.

— Пересмотр истории и новое её осмысление сегодня происходит везде, — говорит Владимир Зорин, директор Института этнологии и антропологии РАН. — Для молодых поколений, выросших без войны, это нормальное явление. Ненормально, когда официальная власть Украины едет в ЕС на торжества по поводу открытия второго фронта и высадки союзников «Нормандия — Неман» и делает вид, что не было Восточного фронта и ветеранов Великой Отечественной войны. Отсюда новая трактовка истории Второй мировой войны на Украине: те люди, что прятались в лесах в войну, — украинцы, а те, что воевали на Восточном фронте, — «это не наша история». Такой подход к формированию исторической памяти — монтируем злую память и замалчиваем или принижаем добрую — разрушает историческое мировоззрение.

Как пример, подтверждающий правоту Зорина, эстонские историки, приехавшие в Севастополь, рассказали малоизвестный факт. Немецкие представители оккупационной администрации в Эстонии в 1941–1942 годах возбуждали несколько уголовных дел против эстонских отрядов СС и несколько административных — «за превышение полномочий» против эстонских властей на местах, принимавших участие в сожжении семи русских деревень в Псковской области России. Однако нынешняя демократическая власть Эстонии засекречивает архивы и умалчивает о такого рода уголовных делах, поскольку до сих пор считает те сожжённые русские деревни «отторгнутой территорией Эстонии». Тем же эстонским учёным и общественным деятелям, кто пытается исследовать, а тем более предавать огласке неблаговидные факты местных пособников фашизма, переплюнувших их в жестокости, официальный Таллин грозит гигантскими штрафами, тюремным заключением до пяти лет или депортацией за «оправдание советской оккупации». Кстати, именно учёные из Эстонии просили не называть их имена на портале «Русский мир».

Как факты станут историей

— Я согласна с тем, что нельзя фильтровать историю, — говорит Лейла Ахметова, директор Центра ЮНЕСКО Казахстанского национального университета имени аль-Фараби. — Но давайте будем откровенны: кто её не фильтрует? Россия, когда иногда звучащая в её СМИ пропаганда переносит неприязнь к киевскому незаконному режиму на всю Украину и её народ? Или Россия не фильтрует историю, когда показывает фильмы — как художественные, так и документальные — о Великой Отечественной войне? Мой семилетний внук, когда мы с ним посмотрели новую версию «Сталинграда», меня спрашивает: «Бабушка, а где мой апайка?» Апайка — на смеси казахского и русского — дед. Правда, это уже его прадед. И что мне ему отвечать? Что в войне принимали участие примерно 70 % русских и 30 % народов СССР? Но ребёнок ещё не воспринимает статистику как форму убеждения. И в этом смысле киноиндустрия и культура формирования исторической памяти в СССР была честнее. Мы знали Героев Советского Союза — украинца Олега Кошевого, казашку Алию Молдагулову, армянина маршала Баграмяна, белорусских и молдавских партизан. Понимаете? Фильтрация, как правило, бывает двусторонней. Потому что она не излагает факты, а интерпретирует эти факты в свою пользу.

С ней согласился историк и политолог из России Игорь Шатров. Он процитировал актуального и сегодня Бисмарка: «В войне, которую выиграла Германия (война ХIХ века — за объединение страны. — Прим. авт.), победил школьный учитель». Шатров, перефразируя Бисмарка, утверждает, что в ХХI веке — в эпоху Интернета и свободы слова — войны выигрывают СМИ и соответственно настроенное культурно-информационное пространство.

— Однако фильтруемое, переписываемое и зомбируемое прошлое делает его непредсказуемым, — уверен Игорь Шатров, — разрушает настоящее и лишает нас будущего. Именно поэтому через создание общей истории и согласованных взглядов на неё, через терпеливое и кропотливое просвещение нам надо делать так, чтобы именно факты становились историей, а не их интерпретация. Например, через создание общих или двусторонних, я имею в виду между странами, учебников истории.

Почти все участники форума путь кропотливого просвещения признали верным, но «медленным и медлительным», поэтому «почти всегда просвещение проигрывает информационным войнам».

— Потому и проигрывает, — убеждена Лейла Ахметова, — что почти все молодые независимые государства просвещение, основанное на сопоставлении взглядов, подменяют пропагандой, а то и информационной войной, которая строится на концепции создания образа врага из соседа, что нам сегодня доказательно демонстрирует украинский кризис. А выбор-то прост, но мучителен — нам надо заниматься просвещением, чтобы умение будущих поколений сопоставлять точки зрения уберегало наших детей и внуков от информационных — и не только информационных — войн и обесценивания собственной истории.

Владимир Емельяненко, Севастополь

Источник: www.russkiymir.ru