Какова цена толерантности?

Никогда не думала, что захочу публично обсуждать столь непростую тему. Выросшая в Советском Союзе и пуритански воспитанная, в глубине души всегда стремилась к свободе.

Правда, о том, что такое свобода личности имела весьма смутное представление. Но одно знала точно: моя личная жизнь должна быть ограждена от диктата общества и, уж тем более, от вмешательства государства. Я претендовала на полную свободу в области чувств, и особенно интимных. Понимала – раз интим, значит, это только мое. Влюбляясь, ревностно оберегала свои чувства от вмешательства посторонних.

Сразу оговорюсь, моими возлюбленными были мужчины. Я – типичная традиционалистка, как в любви, так и в семейных отношениях. Без всяких специальных уроков полового воспитания знала, что я – женщина. Осознала это радостно и никогда не помышляла ни о чем другом. Замуж вышла по любви, и дочку тоже воспитывала на тех же традиционных представлениях о взаимоотношениях полов. Конечно, мне всегда хотелось узнать об интимной стороне жизни больше. Эротика долгое время была в нашем обществе под запретом. Прочитать книгу об этом или посмотреть фильм было большой удачей. Мои друзья в Прибалтике уже тогда вовсю вкушали радости домашнего просмотра «Греческой смоковницы» и «Эммануэль». Однажды у них в гостях я увидели необыкновенную Сильвию Кристель. Опьяненная музыкой фильма я всем своим существом откликнулась на эту песню любви. Потом были другие фильмы.

И вдруг, как гром среди ясного неба, «Конформист» с великолепным Жаном-Луи Трентиньяном в главной роли. Это был тоже фильм о любви. Но какой? Я впервые увидела, что возможны чувственные отношения между двумя женщинами или мужчинами. Для тех, кто не видел фильма, поясню: в этой картине не было порнографии, а лишь эротика, но уже другая. Герой фильма еще подростком познал однополую любовь, причем сделал выбор не сам, а поддался притязаниям взрослого мужчины. Тогда я не знала, что это и есть педофилия. Мальчик вырос и стал конформистом во всем, в том числе и в представлениях о любви. Произошла полная трансформация личности.

До просмотра этого фильма я никогда не задумывалась о том, что бывает еще и нетрадиционная любовь. Что есть люди, которые не могут или не хотят иметь интимные отношения с противоположным полом. Да, и почему, собственно, я должна была об этом задумываться? Ведь это интимная жизнь других людей. Ни у меня, ни у кого другого нет права в нее вмешиваться. Не принимала тогда и теперь только одного: интимную близость с подростком! Для меня это было и остается преступлением.

И вообще, ранние половые отношения до повзросления и полного формирования личности – безответственны и опасны. Но главное, в этих отношениях нет ничего даже близко похожего на любовь. Конечно, бывают чувства и в детском саду. К ним обязательно нужно относиться серьезно. Ведь мы знаем, что послевкусие от первого чувства остается надолго. Именно в детсадовском возрасте ребятишки начинают себя ощущать мальчиками и девочками. Хотя есть и такие, к кому осознание пола придет позже. Но ребенок должен осознать свою половую принадлежность без давления извне. Достаточно мудрых бесед с родителями. И уже совсем недопустимо склонять ребенка, под видом полового воспитания, к тем или иным отношениям и делать за него выбор на будущее. Кому-то сказанное мной может показаться прописными истинами, и тогда совсем непонятно, для чего я все это пишу.

Уже десять лет я с семьей живу в Германии. То есть в самом сердце демократической Европы. Именно Германия, которая с таким трудом избавилась от нацистского наследия, сама пережившая много горя, нашедшая в себе силы повиниться перед всем миром, казалась мне оазисом толерантности, уважения к чужим культурным и морально-нравственным ценностям. Но события последних полутора лет не только заставили меня усомниться в сказанном, но даже испугали. Я и сейчас, перечитывая эти строки, опасаюсь, что кто-то с больной головы обвинит меня в ущемлении чужих гражданских свобод, а еще пуще в гомофобии. Хотя именно на эту тему или по поводу спекуляции вокруг нее я и поведу речь дальше.

Были ли у меня на родине знакомые, которые придерживались нетрадиционной сексуальной ориентации? Да, были. Были даже близкие друзья. Обсуждали ли мы между собой эту щекотливую тему? Практически нет. Это считалось бестактным. Человек, любит, счастлив, остальное нас не касается. Для меня он от этого не стал ни лучше, ни хуже.

В девяностые годы я прочитала книгу воспоминаний великого Рудольфа Нуриева. Как любил, ревновал и страдал этот человек! Но разве его вклад в мировое балетное искусство зависел от его сексуальной ориентации? Ответ очевиден. Конечно, нет.

Знала ли я о том, что такие люди испытывают к себе резкую неприязнь в обществе, что их унижают и ущемляют? Честно отвечу, что не знала. Безусловно, для меня не были тайной преступления гитлеровской Германии в отношении этих людей. Они были обречены на истребление. Также как и евреи, цыгане, славяне.

В Советском Союзе существовала позорная уголовная статья, по которой этих людей могли посадить в тюрьму, а в некоторых штатах Америки и в других странах уголовное преследование существует и сегодня. Хотя именно сегодня я уже твердо знаю, что в демократическом обществе человек не может быть ущемлен ни по национальности, ни по вероисповеданию, ни по сексуальной ориентации. Мы все различны, но общество обязано обеспечить нам равные права при приеме на работу, учебу, при желании заниматься политической деятельностью, вне зависимости от пола. А что же происходит на самом деле? Звучит невероятно, но в той же Германии существует реальная дискриминация при приеме на работу женщин и иностранцев. А теперь еще наметилось явное неуважение к чужим семейным традициям. Речь именно о неуважении и вмешательстве государства в семейную жизнь своих граждан.

Не верите? А вы постарайтесь объективно посмотреть на то, что происходит в Европе. Широкая государственная поддержка именно нетрадиционных семей и однополых браков приводит к тому, что самыми социально незащищенными оказываются обычные семьи с детьми. Обнищание таких семей, невозможность достойно растить детей ведет к резкому падению рождаемости. Та же Германия занимает последнее место в Европе по рождению детей. Так что же нас ждет завтра? Восполнение населения невозможно в однополых семьях. И уж не дай Бог, детей начнут рожать в семьях, основанных на принципах инцеста. О том, что такое возможно, уже в открытую говорят в Норвегии и Голландии. Но все ли жители Европы разделяют такие «передовые» взгляды? Конечно, нет.

В прошлом году мы с замиранием следили за многомиллионными мирными демонстрациями во Франции. Против чего протестовали эти люди? Они были абсолютно толерантны к многообразным формам любви. Они просили одного: не регистрировать официально однополые браки и главное – не передавать в эти семьи на воспитание детей.

Почему они вышли на демонстрацию? Да потому, что любому здравомыслящему человеку ясно, что не может родитель воспитать ребенка не подобно себе. Дети всегда копируют привычную социальную модель своей семьи и подражают родителям. Если в будущем ребенок, воспитанный однополыми родителями, захочет создать традиционную семью и иметь своих детей, ему потребуется серьезная помощь психолога. Таких примеров много. Эти люди не скрывают своей боли и выступают публично, рассказывая о произошедшей с ними трагедии. Однако создается впечатление, что их никто не хочет слышать.

Массовые демонстрации во Франции были безжалостно разогнаны, а закон в пользу нетрадиционной семьи принят. Верилось, что в Германии такого не произойдет. Настоящие немецкие семьи – очень патриархальны, в мусульманская диаспора страны столь велика и так фанатично предана религиозным и семейным ценностям, что нам – традиционалистам и беспокоиться не о чем. На самом деле все обстоит не так благостно. Со следующего года ситуация в Германии будет точно такой, как у многих европейских соседей. Нетрадиционные семьи получат государственную поддержку, браки будут официально регистрироваться, детей разрешат усыновлять, а в свидетельствах рождения будет стоять пол: мужской, женский, неизвестный.

Нас, выходцев из стран бывшего СССР в Германии проживает около 4-х миллионов. Большинство придерживается традиционных семейных ценностей. Если среди нас люди нетрадиционной ориентации? Наверняка есть. Сколько их не знает никто. Да и зачем заставлять людей кричать об этом публично?

Кто-то хочет выносить свое сокровенное напоказ, кто-то – нет. Есть те, кто считает любовь между мужчиной и женщиной устаревшей. А кто-то готов зубами драться за свое право любить по старинке. Зачем сталкивать этих людей лбами? Зачем искусственно увеличивать число первых, ущемляя права вторых?

Ситуация доходит до абсурда. Из детских садов убирают кукол, оставляют только динозавров. В одежде приветствуется стиль унисекс, детям показывают мультфильмы, в которых герои мальчики женятся на таких же мальчиках. Уроки, так называемого, толерантного полового воспитания в школе обязательны для всех, непосещение занятий и неисполнение домашних заданий по этому предмету караются административным штрафом для родителей. Причем невыполнение домашнего задания, например,  по математике штрафом не наказывается.

Собственно, мнение родителей никто и не спрашивает. Странно, но в этой демократической стране за воспитание детей по сути отвечает не семья, а именно общество. Общество решает за малолетних детей, как надо воспитывать в себе сексуальную идентичность, и что считать свободой выбора.

Но в сегодняшнем многообразном мире вряд ли по приказу все могут одновременно стать счастливыми.

У моей внучки, а она уже – взрослая барышня, есть близкий друг. Он – коренной немец из традиционной семьи. И он – гей. Выяснилось это в старших классах, когда всех будоражат флюиды любви. Вот тогда он понял, что испытывает чувства, но не к девушкам... Рассказал обо всем откровенно родителям. Они тяжело переживали. Не потому, что гомофобы, а потому что ждали, когда сын приведет в дом девушку, волновались, какая она, как сложится их жизнь, мечтали о внуках. Словом, традиционные были ожидания, как у нас у всех. И вдруг такое заявление сына. Были ли они счастливы? Нет, не были. Очень переживали, но приняли выбор сына как данность, отнеслись терпимо. А моя внучка до сих пор дружит с их сыном и приходит в гости со своим любимым мальчиком. Вот это и есть толерантность. Уважение к выбору другого, умение его понять, не культивируя агрессию. Тогда гармония возможна. Понятно, что речь идет о выборе уже практически взрослых людей. Главное - не должно быть истерии. А так называемые борцы за гражданские права секс-меньшинств зачастую и не задумываются о том, что своими агрессивными выступлениями, сами того не ведая, активизируют скинхедов, неофашистов и прочих хулиганов. Зачем привлекать внимание именно к интимной стороне жизни людей?

Недавно в одной умой книге прочла: «Демократы оказываются такими же агрессивными и нетерпимыми к чувствам других, по-существу, такими же тоталитарными. В политике никто не хочет применять правило Нильса Бора, любое явление рассматривать как минимум с двух позиций».

Очевидно, что за всеми этими движениями на общественном пространстве стоит политика. Не верю, что кто-то искренне печется о соблюдении гражданских прав в области интимной жизни в других странах. Но можно ли на столь щекотливой теме строить двусторонние отношения, например, с Россией? Да, в России действительно принята поправка в уголовное законодательство о запрете пропаганды нетрадиционных сексуальных отношений среди подростков. Но там ни слова не говорится о преследовании взрослых людей за однополую любовь. Однако протестующие в Европе и не думали читать текст поправки закона. Об этой фальсификации уже говорят и западные политологи. Но истошные крики в адрес России по поводу, якобы, преследования секс-меньшинств не стихают. Совсем как в недавние времена в Советском Союзе. Пастернака не читали, но осуждающие письма подписывали.

Что касается невозможности пропаганды среди подростков, то разве российское общество, большинство которого исповедует традиционные ценности, не имеет права само решать как воспитывать детей в своей стране? Вот Западная Европа решила, что всем детям надо делать сексуальную прививку и считает это правильным. Несмотря на то, что большинство жителей имеют другую точку зрения на воспитание детей. Почему же в демократическом обществе одни группы людей диктуют свои правила жизни другим, а иное мнение нельзя высказывать без опаски?

Вот Россия сформулировала другую позицию, никому не навязывая свое мнение. И что тут началось! Меня голословные крики об ущемлении прав секс-меньшинств не убеждают. Где конкретные примеры? Большое число представителей культурной элиты, относящееся к этой категории, по-моему, вполне комфортно себя ощущают. Зато другие, тоже известные люди, буквально становятся гонимыми в современном европейском обществе.

Возьмите, к примеру, известную спортсменку, неоднократную чемпионку мира и Олимпийских игр Елену Исинбаеву. Что она совершила преступного? Сформулировала свое отношение к российскому законодательству? Да, она не приемлет разрушение традиционных семейных ценностей. Хочет родить ребенка, ради этого даже оставила спорт. Надо принять во внимание, что Исинбаева родом с Кавказа. Там традиции очень сильны. Ее право не хотеть, чтобы будущему ребенку уже в младшем возрасте давали уроки сексуального воспитания. Но она в своих выступлениях никак не затронула чувства людей другой ориентации. За что же ее теперь травят? За что лишают честно заработанных спортивных наград? Нельзя же так безответственно извращать чужие слова и мысли. Теперь по тому же поводу начались массовые призывы к бойкоту Олимпиады в Сочи. Разве такая агитация прилична? А как же девиз – «Спорт вне политики»? Все это уже проходили в 1980 году.

Неужели кто-то снова всерьез взялся возводить железный занавес? Во всяком случае методы создания негативного общественного мнения по отношению к России со стороны Запада все те же. Не лицемерие ли это? Ясно, что политика – с большой буквы  не имеет моральных критериев о том, что «хорошо» и «плохо». Главное, есть ли эффект от такой политики, или нет. Если в самой России число сторонников западной критики растет, а зарубежный русский мир молчит, значит, эффект есть.

Вот совсем свежий пример. 17 декабря в Мюнхене Валерий Гергиев давал пресс-конференцию по поводу своего назначения в 2015 году руководителем баварского симфонического оркестра. По сообщению агентства Deutsche Welle музыканту был задан вопрос о его отношении к российскому законодательству. Думаю, теперь  такой вопрос как тест на лояльность будут предлагать при устройстве на работу любому выходцу из бывшего СССР. Началась новая «охота на ведьм». Знаменитый музыкант, в расчете на то, что общество в первую очередь должно интересоваться его творческими планами, со всей откровенностью опять-таки кавказского мужчины, ответил, что в подробности законодательства не вникал. Но уверен, что в воспитании детей надо придерживаться традиций. Считает, что дети должны знать Чайковского, читать Пушкина и расти образованными людьми. Думаете, общественность удовлетворилась таким ответом? Нет. Вопрос о толерантности господина Гергиева и его возможности занимать должность руководителя оркестра был рассмотрен на заседании горсовета.

Баварскому оркестру повезло, Валерий Гергиев не был признан гомофобом, а значит, величайший музыкант современности может быть допущен к работе. Но подобное решение не удовлетворило гей-сообщество города. И оно предложило провести акции протеста в различных городах Германии, а еще в Лондоне и Нью-Йорке. Против чего будут протестовать, мне совсем непонятно. Иногда кажется, что кто-то очень умело отвлекает людей от социальных проблем и переключает их внимание на столь щекотливую тему.

Уже предчувствую, что найдутся оппоненты, которые скажут, что раз вам так не нравится на Западе, то возвращайтесь к себе в Россию. Отвечаю. Вот я как раз в полной мере использую свое гражданское право жить там, где хочу. В силу личных жизненных обстоятельств я оказалась в Германии. Считала и до сих пор считаю ее страной христианской, уважительно относящейся к другим религиям и традициям. Мне здесь многое нравится. Я уважаю немцев за трудолюбие, честность, порядочность и сердечность. Я живу в этой стране законно, являюсь членом ее гражданского общества, а значит, имею право защищать свои традиции, свой язык и свою культуру. В этом и состоит свобода моей личности, мой демократический выбор.

Многие наши соотечественники, особенно, у кого маленькие дети, разделяют мою точку зрения. А живущие в России пусть свой выбор делают сами. Только им решать, какую они хотят семью и как будут воспитывать своих детей. Никому ничего не нужно навязывать. Это и будет толерантный подход. Кстати, многие простые немцы думают так же как я.

... А у моего приятеля ребенок в детском саду не только узнал, что мальчик может жениться на мальчике, но серьезно, не по возрасту, заявил, что такой брак - для тех, кто не хочет иметь детей. Представляете лица его родителей? Надо ли продолжать приводить примеры? 

Говорят, что все новое – это хорошо забытое старое. Вспомните крушение Великого Рима, распад империи и уничтожение вечных ценностей. Тогда как раз была мода на разнообразие в любви. Ну а что случилось дальше, знаете сами.

Написала все это для того, чтобы мнение таких как я тоже было услышано в обществе.

Автор: Вера Татарникова

Источник: Общегерманский координационный совет российских соотечественников