Валерий Клименко: «Сохранить Молдову можно только в составе России»

Лидер Общественно-политического движения «Равноправие» и председатель Конгресса русских общин РМ, Валерий КлименкоЛидер Общественно-политического движения «Равноправие» и председатель Конгресса русских общин РМ, Валерий КлименкоПозиция Валерия Клименко, лидера Общественно-политического движения «Равноправие» и председателя Конгресса русских общин РМ, а особенно его недавние заявления на телеканалах, в разного рода интервью, на конференциях и круглых столах возбудили и несколько шокировали нашу сонную публику. Его рецепт спасения Молдовы неожидан и, скажем так, оригинален. И мы решили расспросить Валерия Ивановича подробнее о том, в чем он видит спасение Молдовы... Иногда даже пытались вступить с ним в полемику. Впрочем, читайте сами!

– Сама тема будущего Молдовы, прежде всего ее внешнеполитического выбора, активно дискутируется в обществе, власть целенаправленно ведет свою политику по интеграции Молдовы в Евросоюз, – начал Валерий Иванович, – но я хотел бы, не касаясь идеи евроинтеграции (хотя мне она, как гражданину Молдовы, представляется ошибочной, и есть тому масса объяснений), затронуть вопрос иного толка, иного взгляда, достаточно популярного в Молдове и будоражащего умы не только политиков, но и значительной части общественности... Речь идет о вступлении Молдовы в Таможенный союз.

В первом приближении кажется, что это более предпочтительный путь и у него достаточно много преимуществ, если говорить о долгосрочной, прежде всего экономической перспективе. Но я считаю, что сегодня всякая агитация, всякие попытки организации каких бы то ни было референдумов по вопросу вхождения Молдовы в Таможенный союз, – это заблуждение, это непонимание бессмысленности такого выбора и такого подхода именно применительно к Молдове. Касательно других государств – бывших республик СССР я не вижу особых проблем и каких-либо препятствий на пути к созданию ими единого экономического и даже политического, военного союза. Молдова же – особый случай, поэтому только с учетом всех обстоятельств и понимания конечного результата необходимо говорить на эту тему.

Я имею в виду ситуацию, которая складывается вокруг Молдовы в части определения ее будущего как суверенного и независимого государства. Не секрет – это общеизвестный факт, что с каждым годом число осознанных сторонников объединения Молдовы с Румынией возрастает. Казалось бы, небольшая цифра – около 1,5 %. Но эта динамика ярко выражена. Следовательно, даже такой, казалось бы, незначительный прирост осознанных сторонников рано или поздно приведет к тому, что адептов объединения Молдовы с Румынией в нашем обществе окажется большинство. Это с одной стороны. С другой – идея «унири» находит живой отклик в самой Румынии, включая президента страны, а также среди многих европейских политиков, которые активно её педалируют.

К чему это может привести? И к чему, с моей точки зрения, непременно приведет? К тому, что в молдавском обществе будет накоплена некая критическая масса сторонников объединения – пусть это будет через пять, семь, максимум через 10 лет. И их будет достаточно для того, чтобы потребовать референдума об объединении «двух румынских государств», провести его в Молдове – и большинство проголосует «за». Европа признает этот выбор выбором народа – и судьба Молдовы будет решена. Её вхождение в Румынию, понятно, прекращает существование на политической карте мира государства Молдова, и уйдут в небытие и сами понятия «молдавская культура», «молдавский язык», «история Молдовы» и, возможно, даже молдаване как этнос.

Возникает вопрос: членство Молдовы в Таможенном союзе может остановить этот процесс? Воспрепятствовать такому развитию событий? Конечно, нет. Даже если чисто гипотетически предположить, что Молдова в ТС вошла, ничто не помешает ей из этого союза выйти сразу после того, как будет проведен референдум, объявлены его результаты и совершится объединение двух стран-соседей. Как вошла в ТС – так и вышла из него. Более того, даже выходить не надо будет, потому что окажется: такого государства – Молдова – уже не существует вообще.

Таким образом, добиваясь сегодня желаемого результата – вхождения Молдовы в Таможенный союз, сторонники евразийства тем самым дают возможность адептам идеи объединения с Румынией выиграть время, крайне необходимое для накопления нужной критической массы единомышленников, чтобы затем похоронить и членство Молдовы в Таможенном союзе, и само государство как таковое.

Я считаю, что те, кто себя называет патриотами Молдовы, государственниками, сегодня должны говорить не о вхождении Молдовы в Таможенный союз и не за это бороться. Они должны бороться за то, чтобы был проведен референдум на предмет вхождения Молдовы в состав России – на правах субъекта Федерации.

Что мы получаем в этой ситуации, сравнивая возможные последствия для Молдовы? Да, Молдова утрачивает часть своего суверенитета...

Почему же часть? Она теряет суверенитет полностью...

– Молдова в составе России сохраняется как государство. Она сохраняет свой парламент, свое правительство, язык, атрибутику – скажем, на тех же правах, что и Татарстан. Да, часть суверенитета придется уступить Центру. Но часть суверенитета потеряли и все европейские государства – в области обороны, финансовой и денежно-кредитной систем, согласившись с хождением единой валюты на территории Евросоюза. То есть утеряна масса атрибутов суверенности и государственности, но это не мешает им существовать и развиваться, а самое главное – сохраниться как государства. И Молдова, войдя в состав Российской Федерации, сохранится как государство, останется на политической карте мира, сохранив свое прошлое и получив перспективу будущего. Любой другой вариант такую возможность полностью исключает: Молдова останется лишь в прошлом, в литературе и в истории.

То, что Вы предлагаете – антиконституционно!

– Да, сегодня такой исторический выбор несколько противоречит Основному Закону Молдовы. Но конституцию пишут специалисты, утверждает ее народ. И референдум дает право изменить любую ее статью. Безусловно, этот вопрос должен решаться на всенародном референдуме. Если сегодня сторонников объединения с Румынией, по всем объективным данным, меньшинство, то через 10 лет они окажутся в большинстве. Вот о чем сегодня идет речь. Поэтому, как гласит пословица, из двух зол нужно выбирать меньшее. Так вот, большее зло – это растворение Молдовы в соседнем государстве и трансформация всего молдавского в румынское. И второе, что может казаться злом, но на самом деле это меньшее зло применительно к молдаванам, к Молдове: она сохраняет свои границы, остается на политической карте мира, но административно является составной частью мощного государства, которое сохранит и саму Молдову, и, самое главное, молдавский этнос…

Вы предлагаете Молдову – суверенное и независимое государство – лишить суверенитета и независимости. У Вас не будет сторонников!

– Вы ошибаетесь: эта мысль сегодня овладевает людьми – мыслящими, подчеркиваю, людьми, которые на фоне происходящих вокруг событий начинают всерьез задумываться о будущем страны.

А Вы считаете, что у мыслящих – но иначе! – людей не может быть противоположной позиции?

– Может! И они эту позицию активно проталкивают усилиями либеральных и других политформирований.

Вот смотрите, из чего я прежде всего исхожу. Вы, например, допускаете мысль, что Молдова сохранится как суверенное государство? В той ситуации, в которой она находится сегодня?

Я допускаю такую вероятность, как, увы, и иную... Почему не отрицаю возможности самостоятельного существования Молдовы и НЕобъединения с Румынией? Потому что меняется время, люди, правительства, составы парламента, одни политические силы сменяют другие. Но боюсь, что рано или поздно объединение всё же произойдет.

– Вы согласны с тем, что тогда Молдовы как государства не станет?

Да, естественно.

– Это факт, который оспорить трудно, и такие прогнозы делают сегодня серьезные аналитики. Можно этому что-то противопоставить? Вы хотите, чтобы Молдова сохранилась, пусть и с «усеченным» суверенитетом? Вот как субъект РФ она и сохранится – со своим названием, флагом, гимном, своим языком, своей территорией...

А то, что у нас нет госграниц с Россией и между нами Украина, – не смущает? Будет анклав?

– А Калининградская область? Это не проблема с точки зрения международного права! И не имея границ с Россией, Молдова сможет выстраивать свои отношения с нею, и никто ей в этом не помешает. Это вопросы чисто технические! Я же говорю о концептуальном – не надо заниматься малоперспективным в наших условиях ориентированием на Таможенный союз, который не способен предотвратить уничтожение Молдовы как государства...

Так Вы же и предлагаете «уничтожение Молдовы как государства»!

– Наоборот – я предлагаю вариант, при котором она как государство сохраняется! Татарстан – это государство, но в составе Российской Федерации. Вот, например, статья 1 Конституции Республики Татарстан:

«1. Республика Татарстан – демократическое правовое ГОСУДАРСТВО, объединенное с Российской Федерацией Конституцией Российской Федерации, Конституцией Республики Татарстан и Договором Российской Федерации и Республики Татарстан... и являющееся субъектом Российской Федерации. Суверенитет Республики Татарстан выражается в обладании всей полнотой государственной власти (законодательной, исполнительной и судебной) вне пределов ведения Российской Федерации и полномочий Российской Федерации по предметам совместного ведения Российской Федерации и Республики Татарстан и является неотъемлемым качественным состоянием Республики Татарстан».

Или в конституции РФ – о республиках, входящих в Федерацию (ст. 5, п. 2): «2. Республика (ГОСУДАРСТВО) имеет свою конституцию и законодательство».

Убедил?

Нет! Потому что Татарстан не является субъектом международного права, не имеет своих дипломатических представительств, собственной армии... В самом определении слова «федерация» – в значении «одна из форм государственного устройства» – сказано, что субъекты федерации не обладают государственным суверенитетом...

– Мы с вами по-разному понимаем политическую и правовую терминологию. Любая республика, являющаяся субъектом РФ, теоретически может выйти из состава Федерации... С оговоркой: статус субъекта РФ может быть изменен по взаимному согласию РФ и субъекта. То есть практически это маловероятно.

Другими словами, вхождение в состав РФ – это билет в одну сторону? Дорога обратно закрыта?

– Не совсем так. Процедура выхода из состава РФ прописана в ее законодательстве, но она действительно очень сложна – и это правильно, чтобы не допустить того хаоса, который мы уже проходили при распаде СССР. Тогда за народ решили полутрезвые чиновники и вопреки его воле. Так, по итогам Всесоюзного референдума о сохранении СССР, состоявшегося 17 марта 1991 года, 76 % граждан высказались за сохранение Союза (в Молдавии – более 98 %)... Поэтому: сложно выйти из состава РФ? – ну и не надо! Зато Молдова сохранится как Молдова, как государство, которое – да! – передаст часть своих полномочий в центр, но она не растворится, она сохранит свою территорию, язык, культуру, идентичность и всё остальное. И гарантом всего этого будет мощная мировая держава. В этом заинтересованы сами молдаване как этнос, не желающие своего исчезновения. Через 10 лет их уже никто спрашивать не будет... Потому что тогда к управлению страной придут люди с другим видением этой проблемы, прежде всего выпускники румынских вузов, которые целенаправленно в этом плане готовятся. И тогда те наши коллеги, которые сегодня на многочисленных круглых столах и конференциях теряют деньги и время, агитируя за Таможенный союз, с ужасом осознают всю напрасность и даже вредность своих усилий. Но будет поздно… Вхождение Молдовы в Россию – неважно, в каких вариантах, – сохранит в целом то, что сегодня мы называем Молдовой, молдавским и т. д. Повторюсь: через 10 лет ничего от этого не останется. Тянуть сегодня Молдову в Таможенный союз – просто терять время. Это оправдано для любого другого постсоветского государства, но не для Молдовы, над которой висит дамоклов меч полного растворения в другом государстве, в другом этносе, в другой культуре и в другом цивилизационном выборе.

И о какой неконституционности вы говорите? Я предлагаю решить этот вопрос не с «калашниковым» в руках, а путем всенародного референдума, как того и требует в подобных ситуациях Конституция Молдовы.

То есть государство Молдова должно дать добро на референдум, цель которого – лишить Молдову государственности и суверенитета? Да никогда в жизни Конституционный суд не даст добро на такой референдум, потому что вынесенный вопрос противоречит основным положениям Основного Закона.

– Я уже говорил: любую Конституцию можно изменить – либо путем референдума, либо конституционным большинством парламента – если есть в обществе такая идея. А она найдет свое подтверждение голосами 200 000 граждан республики, высказавшихся за референдум по возникшему в обществе вопросу.

И вы уверены, что соберете 200 000 таких подписей?

– За Таможенный союз собрали же!

Но это же абсолютно разные вещи! В Таможенный союз мы входим как суверенное и независимое государство, на равных с другими государствами, включая Россию. А в состав Российской Федерации – лишь как один из ее субъектов, как зависимая от федерального центра часть этого государства!

– Задача тех, кто ратует сегодня за Таможенный союз, – отказаться от этой затеи и направить всю свою энергию и интеллект (если он есть) на объяснение тех последствий, о которых мы уже с вами говорили: Таможенный союз не гарантирует сохранения Молдовы как государства. Вы сами сказали, что допускаете в перспективе объединение Молдовы с Румынией. Такие же сомнения у многих граждан. И это обстоятельство перечеркивает все, что делается сегодня якобы для сохранения молдавской государственности. На самом деле для достижения этой цели нет иного выхода, как войти в состав РФ. Иначе Молдова останется только в анналах истории.

Я вижу, сколько усилий, времени и средств тратится сегодня на продавливание идеи вхождения в Таможенный союз. И хочу, чтобы жители Молдовы поняли: это поверхностный и популистский подход к проблеме. Он не учитывает нашу нестандартную ситуацию. Вопрос сегодня решается в очень жесткой плоскости: быть или не быть. Потерять Молдову совсем или сохранить в несколько измененном виде. А всё остальное – от лукавого.

А я вижу иное: Вы не оставляете альтернативы для Молдовы – остаться независимым государством или стать частью иного государства. По-Вашему, у нее выход единственный – утерять свой суверенитет, но – разными путями: быть поглощенной либо Румынией, либо Россией. Иного – не дано?

– Вы и вправду не понимаете разницы? В Румынии Молдова действительно, как вы говорите, растворится, а в России – сохранится. Как уже веками сохраняются другие государства и народы. В рамках России никто и никогда не будет покушаться на границы Республики Молдова, ее органы власти, Конституцию, язык, культуру, идентичность… Никто не заставит переписывать свою историю или менять свою национальность… Она приобретает сильного покровителя, с которым всегда считался и будет считаться весь мир, надежную охрану своих границ, массу экономических выгод, о чем так любят рассказывать агитаторы за Таможенный союз. С Румынией всё иначе. Молдова с ней еще не объединилась, а уже сейчас часть ее граждан, поддавшись пропаганде, именуют себя румынами, а родной язык – румынским. Они ментально уже не являются частью молдавского народа! И если дать этому процессу ход, совсем скоро слова «Молдова», «молдавский» и иже с ними будут употребляться только в прошлом времени, как архаизмы. Уверен, что не этого желает подавляющее большинство жителей Молдовы…

Хорошо! Логика в ваших суждениях присутствует. Но Молдова уже как бы определилась со своим внешнеполитическим выбором, подписав известные документы об ассоциации с ЕС.

– Определилась не Молдова, а незначительная часть ее политического класса, отказав при этом народу в его требовании публичных консультаций с ним – через референдум. Эти подписи в любой момент могут быть отозваны новыми властями страны, поэтому очень важно сейчас сконцентрироваться на предстоящих парламентских выборах, по результатам которых уже в начале следующего года вполне возможна денонсация этих сомнительных документов. Решающую роль в этом могут сыграть те почти 30 % избирателей, которые еще не определились, за кого голосовать. Но уж точно это не сторонники евроинтеграции. И их голоса в совокупности с прокоммунистическим электоратом гарантировано позволят взять под контроль и парламент, и правительство. А это значит, что реальность конституционного референдума станет очевидной и по его итогам возможны новые, более приемлемые для Молдовы внешнеполитические ориентиры, в том числе тот, о котором мы говорили выше: сохранение Республики Молдова через ее вхождение в Россию на правах субъекта Федерации. Предстоящие выборы – черта, за которой в Молдове начнутся необратимые процессы. Поэтому и стоит перед каждым из нас выбор: ты с Молдовой или…

Что ж, как говорится, история нас рассудит...

Беседовала Алёна НИКИШИНА.