Внимание
  • Lack of access rights - File '/images/3015477.jpg'
  • Lack of access rights - File '/images/3015477.jpg'

Стучите! И вам обязательно откроют…

Стучите! И вам обязательно откроют…– считает председатель Конгресса русских общин Республики Молдова Валерий КЛИМЕНКО. Не молчите, говорите обо всем, что вас волнует, – и вы будете услышаны. Подтверждение тому – недавно обнародованные решения российского президента, принятые им после IV Всемирного Конгресса российских соотечественников, в котором участвовала и делегация из Молдовы.

 

Россия о нас не забывает

 

В конце января во многих российских изданиях практически одновременно появились два в равной степени обнадеживающих сообщения, касающихся российских соотечественников, проживающих за рубежом. Оба содержат информацию о важных решениях президента и данных им поручениях Правительству Российской Федерации.

Первое – разработать план поддержки школ, осуществляющих преподавание на русском языке, в государствах СНГ и в других странах.

Второе – сформировать механизмы помощи зарубежным русскоязычным СМИ.

Насколько обе эти темы злободневны для русскоязычных «иностранцев» – жителям Молдовы пояснять не нужно... И значимость поддержки соотечественников Россией – причем на столь высоком уровне – у абсолютного большинства из нас вызывает надежду и благодарность.

У кого-то может возникнуть вопрос: а что ж столько ждали-то – почему лишь теперь?  При всей его риторичности ответ есть – и вполне однозначный: он отчетливо просматривается в обоих сообщениях. По поводу помощи русскоязычным зарубежным СМИ в информации есть конкретная отсылка: «...Такое решение глава государства принял на основе доклада МИДа об итогах октябрьского Всемирного конгресса соотечественников в Санкт-Петербурге (здесь и далее выделено нами. – Р. П.). Автор доклада – министр иностранных дел Сергей Лавров рекомендовал Путину поручить Роспечати проработать механизмы содействия деятельности электронных и печатных русскоязычных СМИ за рубежом».

Что касается поддержки зарубежных школ с преподаванием на русском языке, то эта мысль ранее уже прозвучала в ежегодном Послании Президента Российской Федерации Федеральному Собранию – 12 декабря 2012 г. Формулировка там была следующая: «...Поручаю Правительству представить предложения по реализации дистанционного образования на русском языке. Оно должно быть доступно для молодёжи стран Содружества, для наших соотечественников во всём мире. Важно поддержать школы в СНГ и в других государствах, которые ведут преподавание на русском языке, включая поддержку учителей, помощь с учебниками, материальной базой. ...Качественному образованию на русском языке необходимо придать глобальный характер. В целом речь должна идти о том, чтобы расширять присутствие России в мировом гуманитарном, информационном и культурном пространстве». IV Конгресс соотечественников напрямую здесь не упоминается. Но вряд ли можно счесть случайностью, что за несколько дней до обнародования Послания президента – 7 декабря – в «Российской газете» был опубликован подробный материал статс-секретаря – заместителя министра иностранных дел России Г. Б. Карасина «Уроки Всемирного конгресса соотечественников», в котором, в частности, было сказано: «Эффективное сотрудничество и взаимодействие с соотечественниками, прежде всего с подрастающим поколением, неразрывно связаны с поддержкой русского языка и культуры, сохранением их международных позиций. ...Русский язык – не только язык нашей общей истории и культуры, это объединяющее начало для многомиллионного русского мира. Не случайно русское зарубежье с нетерпением ждет скорейшего завершения работы над концепцией "Русская школа за рубежом" и разработки конкретных мероприятий по ее реализации».

Вывод очевиден: оба поручения президента России – это реакция на обозначенные участниками Конгресса наболевшие вопросы.

 

Этот форум не был благостным

 

Те, кто внимательно следит за контактами русской диаспоры Молдовы с исторической родиной и не упускает из виду заметные события, связанные с этим, наверняка читали или слышали о том, что из Молдовы на IV Конгресс отправилась довольно представительная делегация, а возглавлял ее председатель Конгресса русских общин РМ Валерий Клименко, являющийся, к слову сказать, и председателем правовой комиссии  Международного совета российских соотечественников, объединяющего 147 организаций соотечественников из более чем полусотни стран мира.

Мы попросили его рассказать о том, какие же уроки извлекли наши «полпреды» и он лично из прошедшего более трех месяцев назад форума соотечественников.

 

– Валерий Иванович, можно не сомневаться, что за время, прошедшее после Конгресса, Вы не раз мысленно возвращались к тому, о чем там говорилось, что вызывало повышенный интерес, дискуссии, какие проблемы оказались общими для всех, а какие – специфическими для отдельных диаспор. И вообще, стал ли этот форум лично для Вас каким-то особенным, отличающимся от предыдущих, или, мягко говоря, это была просто говорильня, которая, по сути, едва ли сможет повлиять на нашу жизнь здесь, на какое-то ее позитивное обновление?

– Даже у самых больших скептиков и критиков (а таких всегда достаточно, особенно в среде пишущей братии) вряд ли повернулся бы язык назвать столь масштабное мероприятие «просто говорильней». Потому что вместе собрались более полутысячи российских соотечественников из девяноста с лишним стран, очень разные – и по возрасту, и по «географии», и по степени удаленности – духовной и физической – от своей исторической родины. Среди них были и уроженцы России, волею судеб оказавшиеся за ее пределами, и этнические русские – бывшие граждане Советского Союза, для которых Москва была столицей их Отечества, и потомки эмигрантов времен Гражданской войны – в общем, люди с совершенно разными судьбами и жизненной историей. Понятно, что у жителей дальнего зарубежья и тех, например, кто в результате развала Союза в одночасье оказались отрезанными от России, превратившись в «иностранных граждан, – абсолютно несхожие проблемы. Но у всех они есть, у каждого своя боль и свои надежды. Тем не менее, всех нас собрала в одном месте великая объединяющая сила: любовь к России, к ее культуре, духовному богатству, к русскому языку.

Я бы не сказал, что атмосфера была благостная – напротив, Конгресс проходил... несколько нервозно, что нашло отражение в очень многих, зачастую полярных по сути, публикациях, в которых и журналисты, и руководители разных русских организаций пытались осмыслить и ход форума, и его итоги. В спор даже счел необходимым вмешаться Григорий Борисович Карасин, первый замминистра иностранных дел, выступив со статьей «Споры и диаспора», чтобы расставить все точки над i в вопросах, касающихся российских соотечественников за рубежом, – т. е. в сфере, которую он курирует и наиболее компетентен в ней. В своей публикации он обозначил позицию правительства России, и в частности МИДа, по этой проблеме.

 И мне представляется наш с вами разговор вполне своевременным – по прошествии определенного времени, когда все желающие высказались, когда выявлены наиболее характерные точки зрения. Хотелось бы коснуться роли молдавской делегации в тех результатах прошедшего Конгресса, которыми можно считать принятые на днях решения президента России и данные им поручения правительству. Это принципиально важный момент.

– Что Вы имеете в виду?

– Именно мы поставили перед Конгрессом эти вопросы и настояли, чтобы они вошли в резолюцию, которая является, как сейчас говорят, своего рода «дорожной картой» – программой действий, концентрированной точкой зрения зарубежной российской диаспоры по наиболее актуальным для нее проблемам.

Я бы выделил четыре важные темы, обсуждавшиеся на Конгрессе. Две из них присутствовали в повестках дня всех ранее состоявшихся конгрессов – это консолидация российских соотечественников за рубежом и   функционирование русского языка, особенно на постсоветском пространстве. А вот две темы можно считать новыми: русская школа и русскоязычные СМИ за рубежом. На них мы, представители КРО РМ, и сделали особый акцент – не только в связи с тем, что нам загодя предложили подготовиться и высказаться по Концепции «Русской школы за рубежом», но и потому, что они для нас самые животрепещущие. Но тут необходимо небольшое предисловие.

Еще президентом Д. А. Медведевым в январе 2011 года было дано поручение МИДу России о разработке Государственной концепции поддержки русского языка за рубежом и Концепции программы «Русская школа за рубежом». В преддверии Конгресса соотечественников проект образовательной концепции был разослан руководителям русских общественных организаций во все страны, где есть русская диаспора, чтобы они подготовили и высказали свои соображения и предложения, - в расчете на то, что наши соображения будут изучены, обобщены и в дальнейшем включены в окончательный вариант документа.

 

Завтра будет поздно!

И мы на Совете КРО РМ приняли решение создать команду из числа профессионалов, которые тщательно проштудировали бы этот проект и внесли от имени Конгресса соответствующие предложения. Возглавила и собрала ее директор Русского интеллектуального центра Е. М. Буракова. Несколько месяцев этот коллектив анализировал документы.  Это позволило выработать множество важных, на наш взгляд, предложений и мы направили их в Министерство образования и науки РФ, в Россотрудничество и в Госдуму России. Часть из них были приняты еще в период работы упомянутых ведомств над Концепцией, а некоторые – мы считаем, принципиально важные – не попали в итоговый документ.

Передо мною стояла задача озвучить их на Конгрессе в момент моего выступления на пленарном заседании.

...Почему-то некоторые московские чиновники никак не могут понять нашу озабоченность насчет самого названия этого документа – «Русская школа...». Почему только школа? А детсады? А высшая школа? Если мы обеспечим нашим соотечественникам только это звено – среднее образование, а дошкольное и высшее – нет, как ребенок сумеет полноценно подготовиться к первому классу русской школы? А если в вузе он не сможет учиться на родном языке, зачем ему оканчивать русскую школу? И куда он пойдет учиться дальше? Опять-таки, в молдавскую группу, если, конечно, не уедет учиться в Россию. А что ж прикажете делать молодому человеку, если его, по сути, лишают выбора? Поэтому мы предложили заменить название на «Русское образование за рубежом», в котором бы рассматривалась и была разработана вся вертикаль – от детского садика до вуза. Или, если нельзя изменить название (говорят, это очень сложно сделать: в президентском поручении она названа именно так), – необходимо в документе предусмотреть преамбулу, поясняющую, что программа предусматривает построение всей вертикали образования на русском языке в зарубежье.

 

Оттягивать сроки реализации этой программы (а именно к этому сводились некоторые выступления: мол, надо еще поработать, послушать специалистов) недопустимо! И с трибуны Конгресса я категорически настаивал на том, чтобы она была запущена немедленно, потому что во многих постсоветских государствах идет массированное уничтожение образования на русском языке (как, например, у нас в Молдове – под личиной «оптимизации», о чем я делегатам доходчиво рассказал). Если мы потеряем еще какое-то время, нам уже нечего будет сохранять: у нас исчезнет база для реализации этой замечательной программы.

Е. М. Буракова в своем выступлении на секционном заседании проанализировала положения Концепции касательно всех четырех рассматриваемых в документе типах школ, резонно заметив, что «при реализации программы необходимо учитывать специфику системы русского образования в каждой стране» и что для Молдовы и других постсоветских государств, в которых проживает значительное число русскоязычных граждан, «нет необходимости вкладывать огромные средства в создание привилегированных русских школ. В первую очередь необходимо отрегулировать правовую базу (в том числе и на межгосударственном уровне) таким образом, чтобы создать условия для приобщения к российскому образованию всех соотечественников». Она затронула и другие немаловажные моменты: о необходимости международных соглашений о беспрепятственном прохождении педагогами русских школ стажировок и курсов повышения квалификации в России, о закреплении прав педагогов и учеников всех русских школ участвовать в российских образовательных проектах, о совершенствовании порядка приема в российские вузы молодых соотечественников и его неукоснительном соблюдении и т. д.

         Ярким и аргументированным было сообщение на одной из секций председателя Лиги русской молодежи Республики Молдова Игоря Тулянцева, который обратил внимание на необходимость активизации работы зарубежной диаспоры по патриотическому воспитанию молодежи, противодействия фальсификации истории России.  

Хочу заметить, что именно выступления членов КРО РМ были наиболее острыми, и они существенно повлияли на ход дискуссий.

 

И я рад, что всё это вылилось в уже упомянутый результат: поручение президента РФ правительству разработать план поддержки русских школ в странах СНГ и других иностранных государствах. Причем в этом поручении указаны конкретные сроки: до 15 апреля представить план по созданию сети, позволяющей обеспечить дистанционное образование за рубежом на русском языке, до 15 мая – план поддержки русских школ в странах СНГ и других государствах. То есть мы видим, что наша поездка на Конгресс – отнюдь не туристический вояж, а работа на конкретный результат. Я не беру на себя смелости утверждать, что этот результат – только наша заслуга, но то, что и наша весомая лепта в этом есть, – несомненно.

 

Инструмент противостояния – СМИ

 

Теперь – о средствах массовой информации. КРО РМ считает своей обязанностью противостоять лжи, фальсификации исторических фактов, что сплошь и рядом происходит в Молдове.  Не говорю о других странах, хотя во многих такая же ситуация. Но на практике оказалось, что у нас нет инструментов противостояния. Ведь вся эта фальсификация осуществляется прежде всего при посредстве СМИ: газет, телевидения, радио...

Да, у российской диаспоры есть малотиражная газета «Русское слово», есть еще небольшое количество изданий, отражающих точку зрения российских соотечественников. Но это капля в море!

         Поэтому я и поставил на Конгрессе вопрос ребром: для того, чтобы содействовать формированию положительного имиджа России – через массированную публикацию материалов об ее истории, культуре, традициях, экономике и т. д. – нужны СМИ. Так же, как для противостояния клевете, лжи, дезинформации. Даже просто для того, чтобы регулярно рассказывать заинтересованной в этом аудитории о жизни диаспоры – опять-таки, нужны СМИ. И без поддержки России, без ее участия в решении этой проблемы никак не обойтись. Следовательно, необходима разработка государственной программы поддержки русских СМИ в ближнем зарубежье. Вначале я предложил назвать её «Русские СМИ за рубежом», но потом мы несколько сузили ее содержательную нагрузку, предложив такую формулировку: «Русские СМИ на постсоветском пространстве». Потому что в дальнем зарубежье (в США, Германии, Израиле, Канаде...) уже давно устоялись русские СМИ, да там и нет  тех нюансов, с которыми мы сталкиваемся на постсоветском пространстве, – с неприкрытой, ожесточенной войной, развязанной местной политической националистической элитой против российских соотечественников. Есть настоятельная необходимость сначала в разработке программы, а потом – в создании и финансовом обеспечении деятельности таких СМИ. В условиях Молдовы это может быть телеканал или одна мощная, с массовым тиражом, газета. Я озвучил эту тему, а замглавы Россотрудничества Георгий Львович Мурадов меня поддержал, и мы с ним настояли на том, чтобы этот вопрос попал в резолюцию Конгресса – и он действительно туда был включен. Вот вам и второй результат – второе поручение президента правительству.

Говорил я, кстати, и о том, что в Молдове (и не только – знаю ситуацию и в некоторых других странах СНГ) ретранслируются российские телеканалы, которые облюбовала и использует в своих националистических интересах местная политическая элита. Парадокс: используя популярность этих каналов, их молдавские партнеры заполняют сетку вещания антироссийскими, русофобскими передачами, а российские, с полярно противоположной идеологией, переносятся на глубокую ночь, когда основная аудитория этих каналов уже видит десятый сон. А руководство российских телеканалов либо в полной мере не осознает абсурдности и вредоносности этой ситуации, либо руководствуется сугубо прагматическими интересами: а кто-де нам компенсирует те деньги, которые ваши молдавские компании оплачивают за ретрансляцию нашего сигнала по Молдове? И получается, что, скажем, в год Первый канал экономит на передаче права вещания 220-250 тысяч долларов, а вреда политического России наносится на многие миллионы...

Я высказал свою точку зрения: правительство России должно в этом вопросе навести порядок.

Другое мое предложение заключалось в том, чтобы на этих каналах раз в день давали 20-минутую информационную программу типа «Жизнь русской диаспоры в Молдове». Ладно, пусть не каждый день – хотя бы три раза в неделю. Российские соотечественники разобщены – они не знают, что происходит в диаспоре, чем она живет! Судя по информационным программам молдавского телевидения, нас, русских, и представителей других нацменьшинств, тут вообще нет! А мы есть, проходит огромное количество мероприятий, тут живет масса интересных и достойных людей, о которых можно и нужно рассказывать.

– Ну, на первом молдавском есть «Русский мир»...

– Ага, есть: 20 минут один раз в неделю. И всё!

Нужно принимать меры, вплоть до лишения местных телевизионщиков, ведущих свои грязные игры, права вещания на российских каналах.

Этот вопрос был мною четко обозначен, и мы и далее будем его отслеживать и настаивать перед российской властью об учете нашей позиции по данному вопросу.

И еще по поводу результативности Конгресса. Речь идет о российском консульском представительстве в Приднестровье. В присутствии Сергея Викторовича Лаврова я сказал прямо: нельзя далее так издеваться над нашими соотечественниками, им должны быть доступны консульские услуги. И призвал не рассматривать эту проблему через призму политики – она, скорее, бытовая, прикладная. 150 тысяч граждан России не могут вовремя и качественно получать консульские услуги в Приднестровье. Возьмем, к примеру, только паспорт: каждый из 150 тысяч получает его на пять лет – потом надо менять. Так вот, для того чтобы два консульских сотрудника (а именно столько их было в Тирасполе) справились с таким потоком, они в день должны принимать не менее 60 человек, что физически невозможно. А ведь кроме паспортов есть масса других вопросов, с которыми люди приходят в диппредставительство.

...Буквально через две недели после этого моего резкого замечания прозвучало заявление заместителя председателя правительства Российской Федерации, специального представителя президента России по Приднестровью Дмитрия Рогозина о том, что он выезжает в Тирасполь и Кишинев для решения консульского вопроса. Сейчас его рассмотрение – в стадии переговоров. Но некий промежуточный результат уже известен: на днях в Тирасполь прибыло еще 4 консульских работника. А всего их будет не менее 10. Хотя, с моей точки зрения, и этого недостаточно.

В конце нашей беседы я вот что еще хотел бы сказать. Напрасно многие думают, что Россия – далеко, там никому дела до нас нет и никто наши проблемы решать не станет. Это абсолютно не так. Российские чиновники высокого ранга не оставляют без внимания ни одного обращения или выступления, если оно   взвешенное, продуманное, правильно сформулированное и хорошо аргументированное. Да, они порой могут спорить, не соглашаться, но когда ты убедителен -  результат обязательно будет.

Так что не надо никому из нас сидеть и ждать у моря погоды. Если что-то мешает нам жить и развиваться, мы должны быть активными и говорить об этом во всеуслышание. Достучаться можно даже до небес – не только до живущих на этой земле. И мне кажется, что, говоря сегодня о результатах Конгресса и нашем участии в нем, я это наглядно продемонстрировал.

 

Беседовала Регина Прокопова.